• 0
  • «Морской старт»: возвращение блудного космодрома

    На Дальнем Востоке, порту Славянка, у списанных плавучих доков и стареньких буксиров, над серыми пятиэтажками инопланетной белоснежной громадой возвышается «Морской старт». Плавучий стартовый комплекс космических ракет состоит из двух судов Sea Launch Commander и Odyssey. Более двадцати лет своей активной жизни они провели неподалеку от Лос-Анджелеса, а сейчас вернулись домой.

    «Морской старт» можно считать историческим наследником программы «Энергия-Буран». Хотя напрямую они не связаны, но занимались созданием плавучего космодрома во-многом те же специалисты. Идея запускать ракету из самой географически подходящей точки на Земле — акватории Тихого океана в области экватора — понравилась многим и в консорциум вступили российская РКК «Энергия» (25%), норвежский производитель нефтяных платформ Kvaerner (20%), украинские КБ «Южное» и ПО «Южмаш» (15%), и американский Boeing (40%).

    Основным источником средств выступал Boeing, остальные же участники больше вкладывались технологиями и работой. Для американцев интерес был двойной: с одной стороны загрузить работой постсоветских ракетчиков, чтобы они не разъехались по Иранам, Северным Кореям и прочим «дружественным» Америке странам; с другой — США было нужно более дешевое средство запуска тяжелых геостационарных спутников чем Space Shutlle

    Возвращение блудного космодрома


    Проект стартовал в 1995 году, и в 1999 состоялся первый успешный пуск демонстрационной «болванки». Место запуска из Тихого океана выбрано по трем причинам:

    — с экватора наименее энергозатратны запуски на геостационарную орбиту телекоммуникационных спутников, т.к. не приходится тратить топливо на изменение наклонения орбиты;

    — пуску с экватора дополнительно помогает осевое вращение Земли, добавляя около 150 м/с скорости или около 3% экономии массы топлива, по сравнению с Байконуром;

    — после старта отработавшие ступени ракеты падают в океан, и не надо тратиться на их утилизацию.

    Морской старт требовал уникальных технологий, ведь в относительно компактных масштабах пришлось разместить монтажно-испытательный комплекс, заправочную систему, наземную станцию управления, Центр управления полетом, и стартовый стол. Причем всё это для ракеты тяжелого класса. Всё это на обычных космодромах занимает сотни гектар, а тут распределяется между судном обеспечения Sea Launch Commander длиной 203 м, и пусковой платформой Odyssey длиной 133 м. Но всё равно это получились колоссальные конструкции, масштаб которых сложно оценить по фотографиям.



    Юридически там тоже была непростая схема. Компания Sea Launch была американской, но её долями владели участники проекта из разных стран. Требования Госдепа США о нераспространении технологий относились к этому проекту, несмотря на мир, дружбу и жвачку между американцами и постсоветскими странами. Головной частью ракеты занимался Boeing и она доставлялась в порт уже в полностью собранном и капсулированном виде — чтобы российские и украинские пусковые команды не могли заглянуть под обтекатель. Ракета использовалась украинская — «Зенит-3» в «морской» модификации. Разгонный блок — российский ДМ от РКК «Энергия», также на «Зените» использовались российские двигатели РД-171.



    Все компоненты: американская головная часть с полезной нагрузкой, российский разгонный блок и украинская ракета собирались в порту Лонг Бич в трюмах Sea Launch Commander. Там же готовая к пуску, но незаправленная ракета перегружалась на Odyssey, после чего проходил сухой вывоз и установка ракеты — для последних проверок.



    Успешно проведя «репетицию» платформа прятала ракету в ангаре и своим ходом отправлялась в море. Командный корабль догонял платформу через несколько дней. На точке пуска проходили последние приготовления, заправка, и команда Odyssey переходила по трапу на Commander.

    Несколько человек, которые завершали предстартовую подготовку, перемещались уже вертолетом. Поэтому площадки на обоих кораблях — производственная необходимость.



    Предпусковая подготовка ракеты выполнялась в автоматическом режиме, и следовал старт.

    Далеко не все пуски проходили успешно. Из 36 стартов было три аварии, причем одна прямо на стартовом столе.

    От взрыва никто не пострадал, но корабль пришлось почти год ремонтировать. Ещё через год компания подала на банкротство. Трехмиллиардные инвестиции не окупались, у США появились свои тяжелые ракеты благодаря программе EELV, и спрос упал. Бизнес-план «Морского старта» предполагал не менее четырех пусков в год, но удалось такое только три раза. Последний пуск состоялся в 2014 году после чего любое сотрудничество России и Украины в космосе стало невозможным.

    После банкротства 2009 года проект перешел практически в полную собственность РКК «Энергия», но долг перед Boeing в $330 млн оставался. За эту юридическую «спецоперацию» тогдашний глава РКК «Энергия» Виталий Лопота получил уголовное дело и сейчас находится под подпиской о невыезде.

    В 2016 году проект выкупила российская частная компания S7 Space, а долги перед американцами компенсировал Роскосмос. За счет российского госбюджета астронавтам NASA предоставили дополнительные места в российских космических кораблях «Союз». Подробнее я уже рассказывал.

    Всё это время пара кораблей базировалась в порту Лонг Бич в Калифорнии. S7 Space попыталась деполитизировать российско-украинско-американский космический проект с помощью сборки ракет там же в порту, но не справилась с этим. Производство «Зенитов» восстановить не удалось, а запускать другие ракеты не давал Госдеп США. Ситуация серьезно усугубилась после гибели в авиакатастрофе совладелицы группы компаний S7 Наталии Филёвой. Окончательно подкосил российского авиа-космического частника коронакризис, который сильно ударил по основному бизнесу компании.

    Главное достижение S7 Space — транспортировка пусковой платформы и командного судна в российский порт — Славянка, под Владивостоком. Но за этот заплатить пришлось не только деньгами.



    Главная потеря — часть радиоэлектронного и пускового оборудования плавучего космодрома. Американское правительство потребовало, чтобы американская техника осталась на родном берегу, и украинская тоже. Глава Роскосмоса так описывал потери: «перед его передачей компании S7 все оборудование управления космическим пуском буквально «с мясом» было выдрано».

    Были слухи, что к плавучему космодрому присматривался Росатом, и оценил восстановление в $1,2 млрд Но официального подтверждения не было. Позже вице-премьер Юрий Борисов озвучил планы правительства: «Морской старт» восстанавливается за бюджетные средства в размере примерно $0,5 млрд, Роскосмос создает ракеты «Союз-5» и «Союз-6», S7 Space продолжает участие в частно-государственном партнерстве. Возможно какое-то участие примет и Росатом.

    В сентябре 2020 года уже российский космодром «Морской старт» впервые показали журналистам и блогерам.

    Первое, что поражает — это масштаб. Корабли огромны, особенно для тех, кто не привык к таким размерам.



    С пирса даже широкоугольного объектива не хватает чтобы охватить взглядом хотя бы одно судно.

    Второе — диссонанс между ухоженными, хоть и не самыми современными кораблями Sea Launch, и окружающей приморской действительностью. Серые безлюдные цеха, с выбитыми стеклами и эко-крышами, поросшими молодым тропическим лесом. Брошенные умирать плавдоки, и корабли, которые если и выйдут в море, то только на резделку.



    И над всем этим возвышаются капитанские рубки Odyssey и Sea Launch Commander. И сразу хочется их спасти, дать новую жизнь и работу, чтобы они не поросли той же ржавой плесенью и безнадегой, которая царит вокруг. Поэтому туда и возят представителей правительства, Роскосмоса и общественности — никому не захочется, чтобы такое чудо техники смешалось с местным ландшафтом.



    Многих журналистов и блогеров интересовали те самые места на кораблях разоренные «когтями американских ястребов». Но их-то и не показали, чтобы не портить впечатление. Зато проводили на верхнюю палубу командного судна.

    0 комментариев